Воров, бывших участников Отечественной войны, стали десятками тысяч грузить на пароходы и поезда и под строжайшим конвоем отправлять в многочисленные трудовые лагеря, деятельность которых ни на минуту не замирала во время войны. Волны эти были следствием войны — удивительным, непредвиденным следствием. Карманники составляли когда-то наиболее квалифицированную часть воровского мира. Самое мерзкое хулиганство выглядит по сравнению с рядовым развлечением блатаря — невинной детской шуткой. Кроме всего прочего, обещание не воровать — это обещание не воровать заметно, не грабить — и только.

Добавил: Tohn
Размер: 41.49 Mb
Скачали: 71762
Формат: ZIP архив

Не берет начальник, «смажут» его жену, приложат всю энергию для того, чтобы «начальничек» только взял раз и два.

Между тем хулиган, всякий хулиган стоит еще на грани человеческого. Нажеванный хлеб протирается через тряпку, и превосходным клейстером склеиваются вдвое листы тонкой бумаги, потом просушиваются и разрезаются острым ножом на нужное количество карт.

Изъятию у фраеров подлежат только передачи — вещевые или продуктовые преступнооо все равно, — это в запрещение не входит.

Произведение Очерки преступного мира полностью

Попадался и дважды, и трижды, потому что никак не мог понять, что мораль блатного мира — другая мораль, что так называемая готтентотская мораль с ее критерием непосредственной пользы — невиннейшая по сравнению с мрачной блатарской практикой.

Для того чтобы обеспечить наилучшее выполнение воровских законов, время от времени устраивают великие, повсеместные подпольные собрания, где и выносятся решения, диктующие правила поведения применительно к новым условиям жизни, производятся вернее, утверждаются замены слов в вечно меняющемся воровском лексиконе, «блатной фене».

Взрослые люди плачут, получив жидкий суп — вся гуща давно уже отнесена разным Сенечкам да Колечкам. Интересы людей сужены, но интересы не стали менее сильными, когда люди стали полулюдьми.

  IFCZIP АРХИВАТОР СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Если не отдают добровольно, то все отнимается насильно, с побоями — ломом, кайлом, лопатой. Десятник пограмотней пытался свести баланс, обсчитывая бригады «троцкистов».

Конвоир для храбрости выпил спирту на Севере водку пьет только очень высокое начальство и повел Демидову в кусты. С тем и садятся за игру, обманывая один другого, «исполняя» шулерские приемы под взаимным контролем.

Напротив, сутенерство — одна из вардам деталей профессии, весьма нравящаяся воровской молодежи.

Please turn JavaScript on and reload the page.

При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: У Престурного нет никаких впечатляющих портретов этого сорта людей, даже в «Воскресении», где внешние иллюстрирующие штрихи наложены так, что художнику за них прступного не приходится.

Девушка эта была отнюдь не расстроена, не смущена, когда ее обнаружили утром в палате мужской больницы. Кое в чем люди с каплей жульнической крови могут помочь вору, а это вор должен иметь в виду. Но все это будет после, много после.

Жульническая кровь

Когда он сошелся с Тамарой, она не требовала бросить Лещевскую. В «Мертвом доме» Газин продает спирт, делают это и другие «целовальники». Такая деятельность носила массовый характер — предметом постоянной особой ненависти воров в лагере всегда была интеллигенция из заключенных — «Иваны Ивановичи».

Вор, член преступного мира, — это определение — «преступный мир» принадлежит самим ворам, — должен воровать, обманывать «фраеров», пить, гулять, играть в карты, не работать, участвовать в «правилках», то есть в «судах чести».

Это и есть тот романтический элемент, который волнует юношеское сердце, который как бы оправдывает, вносит дух некоей, хотя и своеобразной, «моральной чистоплотности» в воровской быт, в отношения людей внутри этого мира.

  БАРОНВАДИМ КРАБОВ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Читать книгу Очерки преступного мира (сборник) Варлама Шаламова : онлайн чтение — страница 1

То, что сыновья станут ворами, — тоже представляется вору совершенно естественным. Совсем другое дело, если речь идет о связи мужчины-вора с вольной женщиной. Юзик уверял, что не пил и не гулял после удачной добычи.

Художники не сумели разглядеть подлинного отвратительного лица этого мира. Говорят, что воры проигрывают друг другу вольнонаемных девушек в карты — нечто похожее было в «Аристократах» Погодина. Тысяч в кармане не найдешь, а любая «лепёха» при скидке на краденое окажется подороже денег, которые можно отыскать в большинстве бумажников.

На свежевымытых, чуть синеватых, выскобленных ножом досках пола корчилось загорелое татуированное тело — раздетый санитарами догола раненый человек. Толстая пачка температурных листов с диаграммами типичных туберкулезных кривых, заполненные бланки всевозможных лабораторных анализов с угрожающими показателями. Героическое время «староротских» и «каторжанчиков» отнюдь не представляется им овеянным славой. Это — классический идеал, классический портрет медвежатника-блатаря, «вора-джентльмена», Каскарильи из кинофильма «Процесс о трех шаламво.

И перечисленные в списке блатари постепенно были положены в больницу. Насте он был отвратителен физически — какой-то вечно слюнявый, больной каким-то лишаем.